При поддержке:

Кадрия Низамова

«Отражение российской реальности в искусстве и культуре без прикрас». В рамках проекта "Арт-Старт Пресс - 2020".

 

Почему человеческий мозг устроен так, что ему необходима драма, страдание и невыносимость бытия? Нет,  это, скорее, не человеческий мозг, это мозг русского человека. Я хочу поговорить о том, как попадает в сердце все, что касается социальной драмы России. На выставке «Арт-Старт. Лучшие молодые художники. Премия СПб – 2020» можно наблюдать похожую позицию – позицию страдания, переданную через некоторые картины.

Люди могут мне возразить: нет, нам больше нравятся светлые стороны жизни, нам не нужна драма, но поверьте, ваш мозг уже давно впитал в себя эту безысходность. Может показаться, что я осуждаю данное проявление, но вовсе нет, это, наоборот, для многих близкое и родное.

Возьмем для примера картину «Поверженный» Чермена Гугкаева, которая была написана по мотивам автобиографической прозы Ивана Бунина «Жизнь Арсеньева». На картине видим поверженную птицу, изображенную в полном масштабе. Это дает возможность увидеть всю полноту переданных чувств живого существа. Художник проводит параллель между человеческими жизнью и смертью и судьбой раненой птицы, которая находится в конце своего пути. Почему художник так близко и так трагически изображает эту птицу? Потому что ему необходимо, чтобы человек ощутил эти переживания, эту неизбежность, принял ее. Посмотрите на глаза ворона, который осознает свой конец и смотрит прямо на зрителя, говоря: «Пойдем, я покажу тебе эту черную бездну, в которой и ты рано или поздно окажешься».

Невозможно не упомянуть полотно «Лера» еще одного участника выставки Ивана Покидышева. Картина, задуманная изначально портретом, стала удивительноым смешением жанров. Что в первую очередь она вам напоминает? Мне – икону. Это вполне очевидно, ведь по задумке художника «Лера» рассказывает о внутренней борьбе человека. О борьбе добра и зла: по краям произведения можно разглядеть фигуры людей на конях с копьями, напоминающие святого великомученика Георгия Победоносца. Картина – пример того, что страдания облагораживают человека, делают его чистым и непорочным. Извечный вопрос, на который нет ответа, почему мучиться  –  это хорошо и правильно? Девушка, изображенная на картине, возвышенна и легка, но у нее глаза горят выстраданной правдой.

Картина «Сумерки на Дворцовой площади» Ильи Овсянникова – одна из моих любимых на выставке. Редкому художнику, удается передать эту особенность русской души. Подобные ощущения я уже испытывала, когда слушала песни групп «Сплин» или «Наутилус Помпилиус». Естественно, к картине, в которой изображен мрачный Петербург, подойдет творчество исполнителей, которые поют оды этому мрачному городу. Можно вспомнить строки «Сплина»:

Комната, окна на площадь,
Рваные флаги по ветру.
Женщина в доме напротив
Сжигает нетленные письма.
А над ее головою –
Санкт-петербургское небо.

 

Почему я упомянула группу Вячеслава Бутусова? Потому что, помимо песен, укладывающихся в ассоциативный ряд с картинами Овсянникова, на память приходят фильмы Алексея Балабанова «Брат» и «Брат-2», в которых звучит голос Бутусова. Есть какая-то особенность у талантливых людей рассказывать о мрачном и хладном городе так, чтобы другим захотелось остаться в теплых объятиях северной столицы. И что бы не говорили о боли и грусти, они все равно будут бежать навстречу холодным ветрам. В этом, по моему мнению, проявляется душа русского человека. С его умением находить, конечно же бессознательно, в боли красоту.

Говоря о пейзажах «Даль» Станислава Мирошникова и «Воскресенье» Евгении Давлетшиной можно не упоминать российский кинематограф или печальные песни русского рока. Достаточно вспомнить, русскую поэзию.

Картина Мирошникова «Даль» может быть проиллюстрирована стихами С. Есенина, который воспевал красоту многострадальной России:

Отговорила роща золотая
Березовым, веселым языком,
И журавли, печально пролетая,
Уж не жалеют больше ни о ком.
Кого жалеть? Ведь каждый в мире странник
Пройдет, зайдет и вновь оставит дом.
О всех ушедших грезит конопляник
С широким месяцем над голубым прудом

 

«Воскресенье» Давлетшиной позволяет нам почувствовать древнерусский Псков и может быть представлен стихами А. Блока:

Бегут неверные дневные тени.
Высок и внятен колокольный зов.
Озарены церковные ступени,
Их камень жив - и ждёт твоих шагов.
Ты здесь пройдёшь, холодный камень тронешь,
Одетый страшной святостью веков,
И, может быть, цветок весны уронишь
Здесь, в этой мгле, у строгих образов.
Стихи двух поэтов и картины двух художников позволяют говорить о любви к стране всех несущих вместе с ней один крест.

Завершить хотелось бы текстом о картине «Портрет отца», написанной Алиной Кирюхиной. Для художника это воспоминание о детстве. Закрытый военный городок, родной человек, старый колодец. Рядом хрущевки... Вот описание картины: «Отец всегда носил военную форму. Жили мы в военном городке, где рядом можно встретить и старый колодец, и несколько советских хрущевок. Хотелось передать те мои ощущения из детства. Первый снег. Отец. Урал и холод». Что это? Россия. Просыпается ли у вас что-то теплое в душе? Скорее всего. А должно ли? Ведь и сама работа, и ее описание вовсе не жизнерадостны. Что в нашем менталитете запрограммировано такое, что мы любим эту безысходность?

Картины с выставки «Арт-Старт», несомненно, достойны похвалы из-за хорошей композиции, точных колористических решений. Все эти качества любого профессионального произведения искусства я не стала подробно разбирать. Потому, что далеко не только внешние характеристики делают картину целостной. Основная задача художника – донести до зрителя первичную эмоцию, заложенную в работу.

Россия воспевается через картины, через поэзию, прозу, фильмы, песни голосами тысяч поколений, которые объеденены одной родиной. Она, эта родина, страдала, страдает и будет страдать. Таков менталитет наших людей.